Журнал о напитках и ресторанном бизнесе

РЕДАКЦИЯ
191011, Санкт-Петербург,
ул. Итальянская, 29
Тел./факс: (812) 571-6827,
310-2107, 335-0584
E-mail: iv@imperiavkusa.ru

ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО
Москва
тел.: (495) 788-5648
(905) 706-3877
E-mail: msk@imperiavkusa.ru

 

Мнение эксперта

Моя Южная Африка


О Южной Африке Владимир Городков, эксперт по винам ЮАР, Австралии и Новой Зеландии, может рассказывать часами. Что, в общем-то, неудивительно, поскольку в этой стране
наш соотечественник прожил ни много ни мало 15 лет. За это время выпускник экономического факультета Ленинградского Государственного Университета окончил Институт экспорта Южной Африки, получил степень MBА в Кейптаунском университете
и Диплом винного эксперта в Капской винной академии, поработал в компаниях Capespan
и SAB-Miller и основал собственную фирму. В ЮАР также родились двое из троих его детей...
Сегодня Владимир снова живёт в России, однако Южная Африка по-прежнему остается его второй родиной. Ведь там, на другом конце земли, остались обширные деловые связи,
друзья, дом, и, наконец, в Кейптауне живёт старший сын Владимира.

А пока мы сидим в маленьком питерском кафе октябрьским вечером и беспрестанно расспрашиваем Владимира: как оно там, южно-африканское житьё-бытьё?

- В ЮАР я уехал в 1992 году, - рассказывает Владимир, - как говорится, в никуда. В то время мне казалось, что в этой стране будет легко обустроиться и найти хорошую работу. Ведь в эти годы, после фактической отмены режима апартеида, из ЮАР уехало большое количество "белых" людей. А я всегда любил двигаться против течения!

На самом деле все оказалось совсем не так, как я ожидал. После длительных и упорных поисков я получил приемлемое предложение от экспортно-импортной компании SAINT Michaels Trading. Однако, как только у меня закончилась 3-х месячная туристическая виза, полученная в Турции, мне вручили официальное уведомление о выдворении из страны. И только после огромного количества усилий, ходатайств и беготни мне удалось остаться. Отмечу, что сейчас получить разрешение на постоянное место жительства в Южно-Африканской Республике
невероятно тяжело.

Потом был Институт экспорта и работа в компании Capespan, занимающейся поставками свежих фруктов из ЮАР. А после того как, закончив вечернюю программу Университета Кейптауна, я получил управленческую степень MBА, мне сделали по-настоящему заманчивое предложение - поработать в SAB-Miller, одной из крупнейших пивоваренных компаний мира. Чтобы остаться в Кейптауне, мне пришлось переквалифицироваться на развитие дистрибуции на внутреннем рынке ЮАР.
Но спустя три года я все же принял решение заняться тем, к чему меня всегда тянуло больше всего - международному маркетингу. Для этого в 2002 году создал собственное маркетинговое агентство. С тех пор я содействую выходу южноафриканских компаний на российский рынок и наоборот. Так, например, даже организовывал съёмки в ЮАР сериала "Убойная сила. Мыс Доброй Надежды". А с 2005 года занимаюсь исключительно винными проектами: продвижением южноафриканских вин в России, представлением ведущих брэндов, консультационным сопровождением коммерческих сделок и пр.

Разные люди объединяются!
(девиз современной ЮАР)

- Владимир, вы долго жили в ЮАР. Какие основные изменения в жизни страны и её жителей произошли после отмены режима апартеида? И что это вообще такое было - апартеид?
- Режим апартеида - раздельного проживания и развития "белого" и "чёрного" населения в ЮАР, действовал с 1948 до конца 80-х годов. Честно говоря, сама эта идея свести к минимуму взаимопроникновение культур, находящихся на принципиально разных стадиях социального развития, изначально была не столь уж плоха (как, впрочем, и коммунистические идеалы). Было бы ошибкой приравнять апартеид исключительно к угнетению "чёрного" и "цветного" населения, поскольку при этом режиме люди "небелого" цвета кожи также могли получать высшее образование, медицинскую помощь, и имели разнообразные права - но по "раздельному" принципу. Также нужно помнить, что уровень жизни "небелого" населения и при апартеиде, и сейчас является самым высоким среди других африканских стран. Да и в жизни белых людей также существовали свои ограничения. Так, например, белый мужчина не мог жениться на чернокожей девушке, не мог ездить на автобусе для чёрных и т.д. Хотя реальное воплощение этих принципов привело к массовому неравенству и вопиющей несправедливости.

Об этих страницах в истории ЮАР можно спорить и рассказывать очень долго... В итоге за время своего существования режим апартеида привёл к большому межрасовому напряжению, вооруженным столкновениям, и, как следствие, к серьёзным политическим и экономическим санкциям со стороны ООН, а также ведущих экономических развитых стран (прежде всего США и ЕС). Мир стремительно менялся, и в какой-то момент "белая" политическая элита в ЮАР поняла, что далее сдерживать кипящий котёл расового размежевания уже нельзя, и в конце 1980 - начале 1990-х годов в стране стали постепенно ослаблять режим апартеида.
В апреле 1994 года в ЮАР прошли первые всеобщие выборы, на которых победу одержал Африканский Национальный Конгресс (63 % голосов), а 9 мая Национальная ассамблея избрала президентом страны главу этой партии - Нельсона Манделу.

- Каковы реальные взаимоотношения между "чёрным" и "белым" населением в ЮАР сегодня?

- Огромная популярность и авторитет Нельсона Манделы позволили сохранить в ЮАР стабильность в сложный переходный период. Его лозунг: "Давайте строить нацию вместе!", - был услышан и воспринят с большим энтузиазмом. Хотя в первые годы после отмены апартеида из ЮАР наблюдался особенно значительный отток "белого" населения.
Важно отметить, что с отменой апартеида международное сообщество сняло экономические барьеры, и в ЮАР, долгое время оторванную от мирового сообщества, пошёл поток инвестиций и технологий. Всё это позволило экономике ЮАР показывать постоянный рост (в 2007 году ВВП страны составил $467,6 млрд. - 25 место в мире, - прим. ред.), а ключевым понятием в межнациональных отношениях стало слово "доверие".

- Как вы оцениваете дальнейшие перспективы ЮАР?
- ЮАР - одна из самых богатых полезными ископаемыми стран. Здесь добываются золото, алмазы, платина, развиты чёрная и цветная металлургия. Единственное, чего, пожалуй, нет в ЮАР - это нефти; но взамен здесь активно разрабатываются технологии производства жидкого топлива из угля. В стране существует прекрасная деловая инфраструктура, чрезвычайно продвинутая банковская и финансовая сфера, динамичная система образования и здравоохранения. Достаточно вспомнить, что именно в ЮАР была проведена первая операция по пересадке сердца… Но при этом в государстве - огромное количество проблем и нерешенных противоречий, достаточно непростая политическая ситуация. Так, в настоящее время президент республики отстранен от власти, через полгода будут новые выборы. И всё же лично я верю в ЮАР, эта страна вопреки всему преодолеет все сложности. Здесь сконцентрирована потрясающая энергетика, которую ощущают все, кто приезжает в Южную Африку.

Не ищите приключений на свою голову

- Владимир, часто доводилось читать, что в Южно-Африканской Республике очень высок уровень преступности. Это действительно так?
- Уровень преступности (изнасилований, разбойных нападений) в ЮАР достаточно высок, но в основном это касается "чёрных" и "цветных" пригородов - тауншипов. В зонах проживания "белых" (здесь обыденная жизнь различных групп мало пересекается, даже богатые представители "чёрной" элиты зачастую предпочитают жить в своих районах) уровень преступности сильно
зависит от района, но в целом не очень высок.
По личному опыту скажу, что в ЮАР с вами не может произойти ничего того, чего не может случиться и в большинстве других стран мира.
В том районе Кейптауна, где расположен мой дом, я был первым на улице, кто обнёс свой дом забором со стороны дороги. Да и то только потому, что у меня были маленькие дети и собаки, и я не хотел, чтобы они выбегали на улицу. И поныне большинство дверей в ЮАР открываются "лёгким нажатием плеча"…

- А ношение оружия разрешено?
- Да, но лично я оружия не имел, поскольку считал, что оно скорее вызовет проблемы: оружие всегда привлекало внимание криминалитета.

От хобби к бизнесу или вполне винные увлечения

- Владимир, а как вышло, что вы серьёзно увлеклись темой виноделия и вина?
- Вино - это мой личный выбор. Когда живешь в Кейптауне, городе, который окружают виноградники,
и где так высоко развита винная культура, любить вино и разбираться в этом напитке - совершенно естественно. Ещё в 1996 году я окончил начальный курс "Капской винной академии" (Cape Wine Academy). За последние два года я прошёл углублённый курс этой Академии и получил диплом винного эксперта (эквивалент диплома WSET). Что, в свою очередь, открыло двери к осуществлению моей давней мечты - обучению по программе Магистра вина в Лондонском The Institute of Masters of Wine (звание, присуждаемое самым уважаемым "винным" экспертам, - прим. ред.), чем я в настоящее время и занимаюсь.

- Как с позиции эксперта вы оцениваете современное состояние дел в винодельческой
отрасли ЮАР?

- В Южной Африке в настоящее время производится 3% от мирового производства вин, и сегодня эта отрасль находится на подъеме. Основой этого успеха являются, с одной стороны, мощные традиции, а с другой - снятие экономических барьеров. Ведь во времена апартеида международные экономические санкции были столь суровы, что в страну был запрещён даже ввоз саженцев лозы. Конечно, для южноафриканских виноделов были закрыты внешние рынки сбыта, где сегодня вина ЮАР достаточно успешны.
Пришли в отрасль и международные инвестиции. Для европейских виноделов ЮАР - очень комфортная страна: единый часовой пояс, а сезоны разные. Когда в Северном полушарии собирают виноград, в Южном виноградники только начинают просыпаться. Таким образом, те европейские виноделы, которые имеют собственные виноградники в ЮАР, получают возможность иметь по 2 урожая в год.

- Что вы можете сказать по поводу вин ЮАР на современном алкогольном рынке?
- Южноафриканские вина я бы отнес к нишевым продуктам.
Во-первых, потому, что в ЮАР достаточно небольшая площадь виноградников - порядка 110-115 тыс. га. Если процесс глобального потепления, который сейчас здесь не очень заметен, будет проходить более интенсивно, то площади земель, пригодных для возделывания лозы, значительно уменьшатся. Правда, в последние годы ряд виноградарей активно осваивает участки в более прохладных регионах, что может добавить к общей площади виноградников ещё 20-30 тыс. га.
Во-вторых, себестоимость винодельческой продукции ЮАР достаточно высока. И дело не столько в стоимости рабочей силы - здесь она не слишком высока, а в тяжёлом наследии апартеида: "чёрное" население в большинстве своем имеет низкую квалификацию и низкую нацеленность на результат своей работы. При этом сегодня фермеры ограничены в возможности применения санкций за не слишком ответственный труд.
Напротив, власти ЮАР всячески ориентируют бизнес, в том числе и винодельческий, повышать уровень образования сотрудников, передавать им определённые полномочия, то есть более полно вовлекать в производственные и экономические процессы. Поэтому сегодня в ЮАР весьма распространены схемы, когда фермеры создают совместные предприятия с представителями некогда угнетенного населения.
И, наконец, еще один фактор, серьёзно влияющий на всю жизнь страны, и в особенности на сельское хозяйство - недостаток воды и, соответственно, её высокая стоимость.
По всем этим причинам стоимость южноафриканских вин получается не ниже европейских.

- А государство каким-либо образом поддерживает виноделов?
- Никакой сколь-либо серьёзной поддержки со стороны государства они не получают. Скорее, фермерами движет определенный комплекс ответственности и понимание того, что только так, на принципах доверия и взаимодействия, сегодня можно строить новую ЮАР. В противном случае, нужно уезжать…

- Расскажите, пожалуйста, о стилистике вин ЮАР?
- Изначально стиль южноафриканских вин был близок к французскому, поскольку среди первых колонистов было немало французских гугенотов, которые искали здесь новую родину.
В последнее время виноделие ЮАР все больше ориентируется на производство ярких фруктовых вин.

- Многие в России считают, что главная гордость виноделия ЮАР - сорт Пинотаж, вы с этим согласны?
- На мой взгляд, Пинотаж, по аналогии с аргентинским Мальбеком или австралийским Ширазом, является скорее маркетинговым символом виноделия Южной Африки.
Для самой ЮАР Пинотаж отнюдь не является знаковым сортом. Из него достаточно сложно делать вино. Оно... как бы это сказать, не очень получается. Поэтому если говорить о лучших винах ЮАР, то скорее нужно вспомнить Совиньон Блан, традиционные красные бордоские сорта винограда и их купажи, и, конечно, весьма актуальный сегодня Шираз.

- Что винодельческий рынок ЮАР может предложить российским потребителям? Почему вина ЮАР столь мало представлены в нашей стране?
- Как я уже отмечал, вина ЮАР по цене не могут конкурировать с винами других стран и регионов. Плюс к этому власти республики очень мало средств инвестируют в маркетинг и продвижение южноафриканских вин на внешние рынки. Сейчас большее внимание уделяется скорее пропаганде культуры потребления вина среди "чёрного" и "цветного" населения, которое традиционно ориентировано на крепкий алкоголь и пиво.
А что касается российского рынка, то у наших стран нет исторических связей, что также оказывает свое влияние на бизнес.

И все же сегодня вина ЮАР в России может купить практически каждый, кому интересна данная тема - это большой плюс. Отмечу, что все южноафриканские вина проходят очень строгий государственный контроль на родине. Система сертификации в ЮАР очень строга и практически неподкупна.
Вина ЮАР в России никогда не станут самыми дешёвыми и массовыми. Но, покупая бутылку южноафриканского вина в ценовом сегменте 300-500 руб. (на полке супермаркета), вы с очень большой долей вероятности получите более качественное и интересное вино, чем из большинства других стран мира в том же ценовом сегменте. Хотя это, разумеется,
исключительно моё личное мнение!

Наталья АКСЕНОВА

 

Copyright © 1999 – 2013 «ИМПЕРИЯ ВКУСА»
Публикация материалов ТОЛЬКО с письменного разрешения журнала «ИМПЕРИЯ ВКУСА»