Журнал о напитках и ресторанном бизнесе

РЕДАКЦИЯ
191011, Санкт-Петербург,
ул. Итальянская, 29
Тел./факс: (812) 571-6827,
310-2107, 335-0584
E-mail: iv@imperiavkusa.ru

ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО
Москва
тел.: (495) 788-5648
(905) 706-3877
E-mail: msk@imperiavkusa.ru

 

Монополия
Алкогольный рынок-2006. Драма в четырёх актах с продолжением
2006 год оказался одним из самых сложных (если не трагичных) для алкогольного рынка России. За прошедшие 365 дней государство умудрилось принять такое количество абсурдных решений, что целая отрасль экономики страны оказалась на грани краха. При этом сегодня «те, кто выжил в катаклизме» далеки от оптимизма.

Пролог. Из области фантастики
Уже само начало 2006 года не предвещало алкогольному рынку ничего хорошего. Операторы ждали вступления в силу поправок к алкогольному законодательству. Напомним, что новый закон изначально должен был упразднить старую систему учёта и маркировки алкогольной продукции. Отменялись и так называемые региональные марки и акцизные склады. Вместо них должна была быть внедрена Единая государственная информационная система учета алкогольной продукции (ЕГАИС) и соответствующие акцизные и специальные марки, на которых в штрих-кодированном виде должна была содержаться полная информация о каждой бутылке алкоголя — произведённой или ввезённой. При этом импортерам следовало наносить марки в России, правда, непонятно, где и как. Об этом разработчики закона, видимо, не задумывались вообще, впрочем, как и о многих других «мелочах».

Акт 1. Марочный
В теории придуманная система выглядела привлекательно. Как удобно, когда все учтено и подсчитано: в любой момент можно взять бутылку и проверить, где и когда она была произведена (ввезена), через какие оптовые склады прошла и в какой торговой сети реализована. На практике все оказалось гораздо сложнее. Масштабность замысла, необходимость времени для разработки, тестирования и внедрения подобной системы на огромной территории России — всё это (плюс хроническая нерасторопность исполнителей закона) привело к его полному провалу уже на старте реформы. Так, в декабре 2005 года, когда до введения закона оставался месяц, не был принят ни один подзаконный нормативный акт, а про саму систему ЕГАИС не было известно вообще ничего!!! Тогда было принято решение об отсрочке и поэтапном введении реформы: сначала новая маркировка, через полгода — запуск ЕГАИС.

Однако даже в таком виде закон заработать не смог: оказалось, что новых марок просто нет — ответственные министерства и Правительство не приняли вовремя соответствующие документы, не утвердили образцы марок, а Гознак не успел их отпечатать. В итоге в начале года все алкогольные предприятия остановили производство. Импортёры, правда, получили от законодателей «лазейку» и смогли ввозить свою продукцию на территорию России до 31 марта 2006 года. Но и их радость была недолгой. Нужные нормативные акты были приняты лишь к концу января, а новые марки появились лишь в середине февраля. Впрочем, их дефицит ощущался долго и был покрыт только к лету.

Вслед за кризисом производства наступил кризис импорта: 31 марта была ввезена последняя бутылка со старой акцизной маркой. Новых марок, как и в случае с производством, не было. Паралич длился до середины лета. Однако тут надо отдать должное импортёрам: они оказались подготовленными к ситуации и поступили весьма мудро. За первые три месяца 2006 года они попытались ввезти в Россию полугодовой запас продукции. Правда, перехитрив «первую российскую беду», импортёры не учли особенностей «второй» — транспортная система страны не справилась с потоком грузов (особенно на железной дороге), да и пропускная способность таможни оказалась невысокой. Так что до конца осуществить задуманное всё-таки не удалось. Возникла и другая проблема, проявившаяся несколько позже: массовый ввоз импортного алкоголя со старой маркировкой в начале года привёл к затовариванию оптовиков, которые не успели распродать товар до очередного дня «X» — 1 июля, когда должен был прекратиться оборот продукции без новых марок. Проблема отсутствия марок переросла в проблему нереализованного алкоголя, решенную путём перемаркировки старой продукции, что, к слову, не завершено до сих пор.

Акт 2. Санитарный
Законодательно-информационный коллапс оказался не единственным потрясением алкогольного рынка 2006 года. Действия российских властей вновь доказали: роман Джорджа Оруэлла «1984» является настольной книгой наших чиновников. В роли Голдстейна выступил главный санитарный врач Геннадий Онищенко, который, как заправский наперсточник, в два счета убедил изумленную публику, что «война — это мир, свобода — это рабство», а молдавские и грузинские вина, которые в России пили много лет — сомнительная спиртосодержащая жидкость. Товарищ Онищенко говорил уверенно и без колебаний, называя два вида вин: «вина молдавские» и «вина грузинские», так, как будто в этих странах — по одному производителю, которые гонят некую бурду. Следует признать, что к качеству ряда вин производства Молдовы и Грузии действительно возникали нарекания, как, впрочем, и к качеству дешёвых вин стран Нового Света и Европы… Но объявлять вино вредным (содержащим пестициды и др.) со стороны главного санитарного врача было достаточно странно: вина Молдовы и Грузии поставлялись в нашу страну в течение многих лет, и до последнего времени их качество абсолютно устраивало тот же Роспотребнадзор. Подтверждением чему являлись выданные сертификаты соответствия. Отметим, что даже после введения эмбарго на ввоз вина, некоторые импортёры отдали «запрещённый товар» на экспертизу и получили заключения специалистов об его высоком качестве. Как же это понимать? Ответ на данный вопрос известен всем: отношения России с Молдовой и Грузией сложно назвать конструктивными. Тут без Онищенко, конечно, никак. Это факт еще раз подтвердила история с грузинскими минеральными водами «Боржоми» и «Набеглави». Логика «на рынке много поддельного «Боржоми», поэтому запретим ввоз настоящего» повергла наповал даже сомневающихся. Увы, как мы уже отмечали, прецедент столь откровенного использования органов госсанэпиднадзора в политических целях особо циничен. Ведь СЭС в течение последних лет была, пожалуй, единственной службой, в выводах которой никто не сомневался. Сегодня эта репутация убита.

Акт 3. Егаистический
1 июля 2006 года на алкогольный рынок обрушилась новая напасть: с указанной даты должна была в полную силу заработать система ЕГАИС. Однако придумать систему недостаточно, её нужно было разработать и внедрить. Этим занялось подконтрольное ФСБ предприятие «Атлас». Как эта структура проектировала и создавала ЕГАИС, непонятно, поскольку к моменту её пуска Правительство еще не утвердило техническое задание для системы! Специалисты говорили о чудовищном непрофессионализме, проявленном при создании ЕГАИС. Программные комплексы и системы их поддержки такого масштаба не создаются за полгода, да ещё и «на коленке», в отсутствие необходимых нормативных документов и заданий от заказчика. При таком подходе к задаче никто не удивился, когда 1 июля система заработать не смогла. Правительству снова пришлось отступать: было принято решение отложить автоматический ввод данных в ЕГАИС до 1 февраля 2007 года. Однако добиться полного перевода системы в тестовый режим операторам алкогольного рынка всё-таки не удалось. В результате рынок снова начало лихорадить. Из-за сбоев в работе как самой системы на местах, так и главных серверов ЕГАИС в ФНС, отгрузка продукции потребителям проходила с большими перебоями. Отдельно следует поговорить и о прямых затратах на подключение к ЕГАИС. Все они легли на плечи предпринимателей (а, в конечном счете, — потребителей). По разным оценкам, стоимость оборудования для работы с ЕГАИС на первом этапе обошлась от 500 тыс. до 2 млн. рублей.

Акт 4. Тормозной
Пора считать цыплят, как водится, наступила осенью. Может, всё-таки, ЕГАИС оказалась более эффективной, чем говорили операторы рынка? Ответом на этот вопрос в какой-то мере может служить факт массовых отравлений, которые покатились по всей стране с конца августа. Хотя, как мы уже ранее подчёркивали, ситуация тут не вполне ясна, и, возможно, нынешние отравления суррогатным алкоголем вписываются в многолетнюю печальную статистику. По одной из теорий, в череде отравлений, возможно, действительно есть «вина» ЕГАИС — после её введения количество «левой» водки, выпускаемой обычными производителями, уменьшилось, и самый отчаянный народ перешёл на откровенную бурду и стеклоочиститель «Кирюша». Вот бы где использовать могучий потенциал доктора Онищенко, но Геннадий Григорьевич продолжает повторять, что количество отравлений от алкоголя в этом году значительно сократилось. Зато ведущие политики и СМИ в полную силу начали дискуссию о необходимости введения полной госмонополии на производство, оборот и розничную продажу алкогольной продукции. Что, разумеется, не прибавляет оптимизма участникам рынка.

Эпилог (но не финал)
Подводя итоги, можно сказать, что власти провели над алкогольным рынком очередной эксперимент. В рамках борьбы с теневиками они разгромили рынок, заставив предпринимателей работать по непродуманным, а зачастую — вообще неизвестным правилам. В результате большинство компаний понесли огромные убытки, часть операторов ушла с рынка. Значительно выросли цены, что ударило по карману потребителей.

Очень много слов сказано о том, кому это было выгодно. Анализируя всё, что произошло, невольно приходишь к выводу, что явно заинтересованных лиц в этой истории нет. Все произошедшее — не результат коррупционного сговора, а обыкновенная халатность, причем на всех этапах проведения реформы — от принятия закона до выпуска всевозможных подзаконных актов. Хотя, конечно, многие смоли воспользоваться сложившейся ситуацией и нагреть на ней руки. А вот с поиском и наказанием виноватых всё понятно. После разноса, устроенного Президентом Правительству во время Прямой линии с гражданами, Михаил Фрадков в два счёта определил вредителей — ими стали три замминистра: сельского хозяйства, финансов и экономического развития. Всем троим объявили выговор! В чём именно виноваты эти люди, и как выговор скажется на их работе (и зарплате!) никто так и не понял, зато стало ясно, что реальных виновников произошедшего никто искать не будет и никаких выводов на будущее в Правительстве не сделали.

Возвращение Молдовы
При подготовке вступления России в ВТО выяснилась маленькая деталь: и Грузия, и Молдова должны дать согласие на членство России в этой организации. Таким образом, у этих государств появились козыри в деле о возвращении их продукции на наш рынок. Похоже, что Молдова этот козырь уже пустила в ход. Во всяком случае, на состоявшемся в начале декабря саммите СНГ президенты двух стран договорились о возвращении молдавских вин на российские прилавки.
Отметим, что солидные молдавские производители сами заинтересованы в росте качества и имидже своей продукции. В интервью «ИВ» генеральный директор «Acorex Wine Holding» Сергей Боретс сообщил, что в Молдове создана центральная лаборатория, «и есть приказ, по которому мы даже в другие страны не можем отправлять вино без сдачи анализов в этой лаборатории».
Уже объявлено, что вернуться на российский рынок смогут не более трети предприятий. «Я видел список, который в сентябре передали Онищенко, в нем было 14 винных компаний, 2 шампанских и 2 коньячных. Это лидирующие молдавские компании, широко представленные на докризисном рынке», — говорит Боретс.

Впрочем, даже эти лидеры рынка столкнутся со значительными трудностями: ведь их место уже занято. До введения эмбарго доля молдавского вина достигала 40%. Теперь её придётся завоевывать с нуля. Кроме того, государственная пропаганда постаралась на славу, и в значительной мере дискредитировала продукцию из Молдовы. Следует учесть ещё и тот фактор, что новое молдавское вино станет более дорогим — за повышение качества кто-то должен заплатить. И этот «кто-то» — как всегда, потребитель. Изменение цены может привести к попаданию этой продукции в другую ценовую группу, что также затруднит новое завоевание рынка.

«Думаю, что лидерство [Молдовы] ушло в прошлое. По тем версиям, что мы сегодня рассматриваем, основа основ на российском рынке — цена. Можно сколько угодно говорить о качестве продукта, но когда это 50 р. — это высочайшие объёмы продаж, когда 90-130 р. для низших позиций в ассортименте, — увы, совсем другое дело. Думаю, что в самом лучшем случае половина вин вернется на рынок России. Им понадобятся огромные маркетинговые бюджеты и колоссальные усилия для того, чтобы вернуть свои позиции. Ещё один вопрос — качество. Мы инвестировали в западное оборудование на протяжении десяти лет. Другим производителям, чтобы соответствовать новым стандартам, нужны инвестиции в оборудование, а денег сейчас ни у кого нет… Поэтому, кто ещё из молдаван вот так резко сможет начать продавать свои вина в России, для меня пока загадка.» — говорит гендиректор Acorex Wine Holding.

На ошибках учатся? Не у нас
Возвращаясь к ЕГАИС, следует отметить, что сегодня эта система худо-бедно заработала. Однако на горизонте маячит новый день «Х» — 1 февраля 2007 года, дата перевода ЕГАИС в полностью автоматический режим, когда производственные линии сами, без участия оператора, должны докладывать в ФНС, сколько продукции (и какой крепости) изготовлено на предприятии. Похоже, история повторяется. К новому этапу ЕГАИС рынок опять подходит неподготовленным. Причина всё та же — чиновники не приняли соответствующие нормативные документы. В частности, не были определены требования, которые будут предъявляться контролирующими органами к устанавливаемым счётчикам учёта объёма и концентрации этилового спирта в готовой продукции. По оценкам СУАР, после принятия необходимых документов предприятиям потребуется 3-4 месяца для оснащения производства соответствующими счётчиками. Операторы рынка обратились к Правительству с просьбой об очередной отсрочке. На это обращение поступил более чем странный комментарий одного из разработчиков нынешней системы, зампредседателя думского комитета по экономической политике Юрия Медведева: «В прошлом году все производители спиртосодержащей продукции знали об указе. Никаких отсрочек по установке счетчиков не должно быть, они нужны для того, чтобы мы знали, какую продукцию и в каком количестве производим».

По логике Медведева получается, что раз предприниматели знали, что нужны счётчики, они должны были их закупить. Не зная технических требований, на свой страх и риск. Кто-то так и сделал. Например, ГК «Русский Алкоголь» объявила, что потратила на закупку 26 счётчиков более 11 млн. рублей. При этом в самой компании не знают, какое количество этих приборов может понадобиться, потому что неясно, нужно ли учитывать продукцию на всех этапах производства (розлив, укупорка и наклейка этикетки, сдача на склад) или достаточно лишь на одном. Многие компании в таких условиях не хотят выбрасывать деньги на ветер и ждут решения чиновников. Есть и ещё одна проблема: кроме наличия самих счётчиков, необходимо ещё и их правильное взаимодействие с ЕГАИС, то есть требуется написание программного модуля. Его пока тоже нет. Таким образом, если Правительство опять не пойдёт на отсрочку, кризис 1 февраля практически неминуем. В итоге в конце ноября Минфин и ФНС всё-таки утвердили необходимые нормативные акты, оставив предпринимателям и разработчикам программного обеспечения на их реализацию всего 2 месяца (на которые к тому же приходятся новогодние праздники).

С Новым ГОСТом!
В довершение всех бед и потрясений, с 1 января 2007 года вступают в силу два новых винных национальных стандарта: ГОСТ Р 52523-2006 «Вина столовые и виноматериалы столовые» и ГОСТ Р 52404-2005 «Вина специальные и виноматериалы специальные». Принятие НС, конечно, радует, но при условии, что разработка этих и других актов, касающихся вина, ведётся согласованно. Вышеуказанные ГОСТы подразумевают новую систему классификации вин; при этом самое интересное заключается в том, что более общий стандарт ГОСТ Р 52335-2005 «Продукция винодельческая», содержащий полную классификацию вин, вступает в силу лишь через год. Пока же вина будут делиться на столовые (от 8,5% до 15,0% этилового спирта) и специальные (от 15,0% до 22,0%). Однако Налоговый кодекс (в том числе тот вариант, который вступает в силу с 1 января 2007 года) по-прежнему использует понятие «вина натуральные». В результате при исчислении акцизов может сложиться ситуация, при которой все вина будут отнесены к «прочей алкогольной продукции». И если ставка акциза по винам составляет 2,20 руб. за 1 литр, то по прочему алкоголю — 162 руб. за 1 л безводного спирта (или 16,2 рубля за 1 л вина с одержанием спирта 10%). То же самое касается и таможенных платежей — вино перейдёт в другую группу, и стоимость его ввоза значительно увеличится. В Ростехрегулировании (именно это ведомство отвечает за разработку и принятие НС) эта проблема известна. По сообщениям СМИ, в ГОСТ Р 52523-2006 уже якобы внесена поправка: «Столовые вина относятся к натуральным винам». Однако никакой официальной информации на этот счёт пока нет. Поправки к ГОСТу приняты еще в конце октября, однако будут опубликованы лишь в январе, поэтому никто точно не знает, как после Нового года будут поступать налоговые органы. Если столовые вина относятся к натуральным, то непонятно, как быть с винами специальными? Об изменениях в ГОСТ Р 52404-2005 пока ничего не слышно.

Павел Милюков

 

Copyright © 1999 – 2013 «ИМПЕРИЯ ВКУСА»
Публикация материалов ТОЛЬКО с письменного разрешения журнала «ИМПЕРИЯ ВКУСА»